Независимый новостной и общепознавательный ресурс о собаках и связанных с ними событияx в обществе
 
English Deutsch España

Меню раздела

Законодательство
Справочник
Библиотека

Наш фотоальбом

Партнеры

  • Партнерская программа WEB - мастерам $
  • МОО "Кинология"
  • Бесплатные объявления о животных
  • Запорожский виртуальный кинологический клуб UCI
  • Заработок для WEB-мастера
  • Продвижение сайта, доступно и не дорого!
  • $$$ для web-мастеров


  • AKTION FAIR PLAY






    Литература о собаках

    Библиотека

    Художественные: Литературно-кинологические безобразия


    Главная » Статьи » Библиотека » Художественные

    Литературно-кинологические безобразия
    «Литературно-кинологические безобразия-5 («Ликбез»): в защиту обиженных дрессировщиков» Александр Власенко
    «Накрепко наблюдать подобает,
    чтоб было учение доброе и основательное.
    Ибо есть учение, которое и имени того недостойно есть;
    а обаче от людей, хотя и умных, но того не сведущих,
    судится быть за прямое учение».

    Петр I


    Вот ведь как бывает: занимается себе человек с горячим энтузиазмом неким делом (важным или не слишком — не суть, лишь бы ему самому нравилось, а другим хотя бы вреда не приносило), достигает на избранном поприще определенных успехов и даже обретает в глазах не самой требовательной части общественности известной степени признание и может быть даже авторитет. И тут-то, на почти ровном месте, вдруг до того уверует в свою исключительность и неподражаемость, что ради убеждения окружающих в своем мессианстве готов пойти черт знает до каких пределов. В результате чего идея спасения заблудшего человечества из первоначально высокой цели становится лишь ступенькой в куда более соблазнительном деле собственного возвеличивания. Ну пусть воспламенился человек мыслью привнести полезное озарение в массы (не он первый, не он и последний), ну и флаг бы ему, как говорится, в руки, пусть дерзает, вершит и воспаряет! Так ведь нашему герою теперь уже мало вздымания собственного стяга среди полчища примерно таких же одержимых знаменосцев. Ему ж надо не просто выделиться из толпы, но и заглушить ее медью своих труб, громом барабанов и ритмичным лязганием подковок об асфальт.
    Вот так сидишь порою тихонечко, греешься на солнышке, а мимо тебя, отвлекая от размышлений о вечных ценностях и куске хлеба насущного, туда-сюда, под сипение горна и треск малокалиберного тамтама, старательно и торжественно марширует очередной кандидат в твои вожди… Очень раздражает! Глянешь ему вслед — ан задница-то голая! Вся смета израсходована на украшение фасада! Так прямо и зачешутся руки влепить ему по незащищенным тылам соленой розгою. Экзекутор я Великий Ликбеза, в конце-то концов, или же так, полковой профосишка?
    А с другой стороны присмотрясь, почти всегда убеждаешься, что обуянный вождизмом харизмоносец своим громогласием всего-то навсего тщательно камуфлирует собственные меркантильные поползновения, пытаясь занять самое теплое место под солнышком. Очень хочет кушать и, естественно, норовит урвать кусок пожирнее и послаще, плевать что ничем не заслуженный. А сие в глазах Ликбеза является отягчающим обстоятельством и подлежит сугубому наказанию.
    Эк меня профессиональный зуд одолевает! Не будь его, неужто стал бы я цеплять Наталью Дмитриевну Криволапчук (чтоб ей быть счастливой в личной жизни!), а? Ну ту, что, по словам ее собак, Джины и Рольфа, в соавторстве с которыми, якобы, она пишет книги, «себя «зоопсихологом» называет». Пожалуй, все же стал бы. Очень она на это нарывается.
    Ох уж эти доморощенные зоопсихологи собачьего мира! У них, на мой взгляд, есть уйма общего с теми искусствоведами-критиками, кои своими руками сделать ничего, выше, чем на дилетантском уровне, не умеют, зато досконально знают, как делать надо и как не надо. Среди искусствоведов, правда, гораздо чаще попадаются особи, избравшие профессию по призванию, то есть тонко чувствующие прекрасное и влюбленные в него, но у них — действительно специалистов — и собственные руки растут не откуда попало. А прочие, как правило, относятся к разряду своевременно осознавших, что художественными талантами они обделены, и в какой-либо другой области самоутвердиться у них тоже вряд ли получится, а потому изловчившиеся вращение в богемных тусовках сделать источником своего существования. Вот и зоопсихологи от собаководства — сплошь и рядом неудавшиеся дрессировщики, что мастерства достичь оказались не в силах, однако ж изрядно поднаторели в изучении теоретической базы, особенно в той части, где ее тонкости и закорючки плавно перетекают в область зауми и абсурда.
    Нет, я не отрицаю напрочь ценности зоопсихологии как науки, а равно полезности зоопсихологов для облегчения существования собак, принадлежащих определенной части народонаселения. Такие — и немалочисленные — владельцы, далее всех прочих оторвавшиеся от матушки-природы, в детстве ни с кем иным из животного мира, кроме Хрюши и Степаши, явно не были знакомы, и вплоть до совершеннолетия воспитывались в рамках школьной программы и среднестатистического общественного мнения, плюс, в лучшем случае, — того, что пишется в популярных книжках для самых «чайников». И обладая таким багажом, соответственно, воспринимают собак в несколько абстрактном преломлении. Для них, конечно, хоть какая-нибудь, пусть и до пошлости упрощенная система координат в вопросе построения взаимоотношений с собственной собакой является неоценимым подспорьем, неким позарез нужным руководством по эксплуатации. Ведь они и не способны, не готовы понять ничего более сложного! И если человеку этого разряда требуется от собаки совсем немногое — лишь то, что относится к определению «компаньон», — а сама собака не из тех, которые требуют твердой руки и надежного управления как обязательных гарантий безопасности, тогда собственно дрессировки здесь требуется совсем немного, а нужны воспитание и установление правильных ролевых отношений. А стало быть, нужно научиться понимать потребности и мотивации собаки, верно оценивать ее поведение, ну и, разумеется, соблюдать житейские правила в соответствии с собачьими представлениями об иерархичности и справедливости. Само собой, и тут спорить нечего, всему этому владельца собаки вполне способен научить любой порядочный дрессировщик — и, как правило, учит. Без этого дрессировка по определению неполноценна. Другое дело, что дрессировщиком себя нынче кто только не называет. Так же, впрочем, как и зоопсихологом.
    Но давайте-ка все-таки отделим мух от котлет! Роль зоопсихолога, по большому счету, сравнима, пожалуй, с ролью психоаналитика. То есть, в принципе, зоопсихолог учит немногому, а результат его деятельности более всего зависит от… того количества времени, на которое увеличивается регулярное общение владельца с собственной собакой! Заметьте: все без исключения приемы, рекомендуемые зоопсихологами, требуют постоянства, регулярности и продолжительности. А собаки ведь очень отзывчивы на положительно подкрепленный и эмоционально окрашенный контакт. Уже одного этого зачастую предостаточно для видимых позитивных изменений в их поведении. И здесь самое трудное — грамотно и ненавязчиво уговорить, убедить, вынудить, заставить владельца собаки тратить на нее уйму внимания и времени. Естественно, что хороший зоопсихолог — это прежде всего психолог, умеющий быстро найти самый точный ключик к человеку. Затем зоопсихолог должен хорошо понимать пределы действия предлагаемых им методик и, равно с тем, эффективность использования иных способов воздействия на поведение собаки, а значит — профессионально знать дрессировку и, отчасти, ветеринарию. Последнее в данном случае означает способность определить патологию поведения и вероятные причины патологии, и еще умение профессионально пользоваться, в случае необходимости, соответствующими лекарствами и сходными с ними по влиянию на поведение иными веществами (например, алкоголем, специальными подкормками, диетами и пр.). А что же должен уметь хороший дрессировщик? Да все то же самое! Разница между дрессировщиком и зоопсихологом заключается лишь в смещении акцентов в процессе формирования или изменения поведения собаки. То есть, в преимущественном использовании одним — методов прямого, а другим — косвенного действия. Ну и еще дрессировщик, как правило, ориентирован на достижение более высокого уровня управления собакой и на выполнение ею каких-либо спортивных или прикладных нормативов. А как таковой четкой границы между указанными кинологическими специализациями обнаружить совершенно невозможно. Любой профессиональный дрессировщик не может не быть зоопсихологом, а в свою очередь, зоопсихолог не может быть дилетантом в дрессировке.
    Однако же не будем забывать, что психология «совка» есть психология воинствующего профана. Как нам революционеры-большевики эту заразу привили, так этот привой по сю пору и продолжает свое обильное плодоношение. Профессионализм в кинологии и был, и остается явлением, по редкости своей достойным занесения в Красную книгу. В зоопсихологии, как части кинологии, понятное дело, его тоже найти нелегко. Вот и наша сегодняшняя героиня Н. Д. Криволапчук (Джина Рольф) своей книжкой «О чем думают собаки или Беседы с Джиной и Рольфом» (СПб., 1999) это лишний раз подтверждает. Книжка толстая, на четыреста страниц. Обилия глупостей, туфты и несуразностей, а всего более — нахального невежества в ней столько, что скучно становится. Даже опуская всякие мелочи, я насчитал более полутараста штук этого добра. Причем некоторые накладываются одна на другую, растягиваясь в пространстве когда на одну, а когда и на две страницы. Наверное, в любом другом случае стоило бы просто посмеяться над дутыми амбициями невесть что о себе возомнившей мадам, очевидно случайно присосавшейся к собачьим делам и ни уха ни рыла в них не различающей, да и забыть о ее творении, но ведь умудрилась она создать весьма опасный прецедент, влезть в ту область, где одним игнорированием по отношению к ней уже не обойтись, а требуется незамедлительно остракизм вкупе с гражданской казнью. Ну скажите на милость, какого лешего ей понадобилось пинать, и не единожды, кинологов вообще и дрессировщиков в частности? Хлеб, что ли, изо рта вырывают? Дескать, и того они не знают, и сего не ведают, и методики дрессировки у них пригодны исключительно для армейских и милицейских собак, а от современного уровня знаний все они безнадежно отстали, особенно от того, коим оснащена сама мадам Криволапчук (см. стр. 44). И если за любую прочую чушь указанная мадам заслуживает порки лишь на общих основаниях, то столь беспардонные выпады в адрес дрессировщиков, а значит и в мой лично, требуют показательной жестокости безо всякого снисхождения.
    Нельзя сказать, что безоглядные наскоки на дрессировщиков — очень уж свежий и оригинальный прием в среде типчиков всякого рода, тем или иным боком имеющих отношение к науке и от ее имени гордо выступающих. Многие из этой братии грешны в несправедливости суждений. Но от них ведь и зоопсихологам тоже попутно достается. Причем порою до смешного доходит. Например, в книге Генри Р. Аскью «Проблемы поведения собак и кошек. Руководство для ветеринарного врача» (М.; «АКВАРИУМ ЛТД»,1999) на стр.106–107 выдан обалденный пассаж: «Многие современные методы коррекции поведения, обычно рекомендуемые специалистами-этологами, имеющими высшее образование, первоначально были разработаны дрессировщиками собак и другими недостаточно квалифицированными или вообще неквалифицированными людьми. Однако знание упрощенных и зачастую догматических представлений этих людей вряд ли будет иметь значение для дальнейшего развития этой области науки.‹…› В наши дни имеется существенная разница между квалифицированным ветеринаром, психологом или биологом и дрессировщиком собак, не имеющим специального образования и называющим себя «специалистом по коррекции поведения домашних животных», «специалистом по психологии собак», «бихевиористом» и т. д. Практикующие врачи, имеющие специальное образование, знают, что действительно компетентный специалист должен обладать обширным опытом консультирования и глубоким знанием межотраслевой специальной литературы. Дрессировщики собак, напротив, считают, что их опыта достаточно для решения проблем в поведении животных». Вот так вот, твоим же салом тебе же по мусалу! Мы, дрессировщики, оказывается, достаточно умны, чтобы что-то полезное изобрести, но слишком тупы, чтобы это изобретенное применить на практике. Наш опыт работы ничего не значит рядом с институтским дипломом, книжек же ученых мы вовсе не читаем, да и читать, наверное, вряд ли умеем. И где уж нам, дуракам, чай пить!
    Гляньте-ка, мадам Криволапчук, а ведь нас с Вами г-н Аскью на одну доску поставил — дрессировщика и зоопсихолога, сиречь «специалиста по поведению собак»! Причем тычет мордами в грязь точно на тех же основаниях, что используете Вы сами в отношении дрессировщиков. И не надо вскипать возмущенным разумом, что, мол, Вы высококвалифицированный специалист, и потому, де, грязь тут не предназначена для Вашего светлого лика. Еще как предназначена! Берусь спорить, что среди Ваших дипломов, сколько бы их там ни было, диплома зоопсихолога нету, потому что ни в одном отечественном ВУЗе такой специализации, похоже, до сих пор не существует. Это во-первых. Во-вторых, поскольку всего больнее меня здесь задевает именно мое подразумевающееся местонахождение на одной доске с Вами, я готов доказать, что наши ареалы никоим образом не пересекаются, потому что находятся на очень разных уровнях, и что Ваше законное место расположено вне зоны приличия профессионалов, то есть где-то в непосредственной близости от сосуда общего пользования, широко известного под уменьшительно-ласкательной формой старинного женского имени.
    Загодя убедительно прошу Вас, мадам Криволапчук, не держать на меня зла за сей «Ликбез». Я ведь лишь из одной доброты своей душевной пытаюсь остановить Вас столь мирным путем. А ведь мог бы, мести ради, взять всего лишь одну цитату из Вашей книжицы, вот эту, со стр.72: «… Для афганской борзой, например, естественно бежать сломя голову и воровать пищу (воровство — одна из породных специализаций, обусловленных исламскими воззрениями)…» , взять, да и отправить через друзей на какой-нибудь из ваххабитских сайтов, что наверняка нетрудно найти в Интернете. Вы ведь походя грязно оскорбили одну из величайших мировых религий, а вместе с тем чувства по меньшей мере миллиарда мусульман. Вы что хотите нам сказать: что вороватые собаки исповедуют ислам, или что ислам проповедует воровство? Ну и домыслите сами, что станется с Вашей зоопсихологической карьерой (да и только ли с нею!), попади эта цитата по нужному адресу. Питер-то город большой, в нем всякие люди живут. И религиозные экстремисты, ничуть не сомневаюсь, тоже имеются. Так что читайте дальше, терпите и не дергайтесь.
    Но довольно предисловий. Приступим к непосредственному разбору странных в причудливости своей извивов авторской мысли, помещенных в означенной книге.
    Сразу же, с первых страниц, становится ясно, что наша зазнайка зоопсихологиня плохо учила биологию в школе, и совсем не похоже, чтобы она когда-либо знакомилась пусть не с научной, а даже с научно-популярной литературой о животных. По ее мнению, человек относится к числу хищников, а вовсе не приматов (стр.7); человек же ведет свой род через антилопу (стр.14); псовые охотятся на мышей только во времена полной бескормицы (стр.308). А еще она отрицает наследственную природу типологических поведенческих характеристик у собак и людей (стр.48, 350).
    Ярко иллюстрирует биологическую безграмотность нашей мадам вот такой момент со стр. 9. «В этом отношении у нас гораздо меньше общего, скажем, с коровами, которые ни на кого не охотятся и могут сколь угодно долго раздумывать, стоя над пучком травы — все равно никуда не убежит. Впрочем, и с насекомоядными мы тоже вряд ли найдем общий язык — их добыча слишком мелка и перемещается, и прячется гораздо быстрее. Честное слово, можно только удивляться, что столь простая связь между условиями добывания пищи и характером мыслительных процессов то и дело ускользает от внимания ученых!». Не будем вдаваться в громоздкие рассуждения на тему, к какому типу питания наиболее приспособлен человек и от чего зависит скорость мыслительных процессов у животных, а взглянем на другое — на насекомоядных. И задумаемся: то ли к отряду насекомоядных Джиной Рольф отнесены все существа, питающиеся насекомыми (например, муравьед и стриж), то ли она считает, что кроты и ежи думают быстрее, чем мы? А может быть, мадам по себе судит? Недаром же она говорит о себе буквально следующее (вернемся на стр.14): «Уверена, что в моих действиях найдутся элементы поведения не то что обезьяны или антилопы, а амебы и инфузории-туфельки». И я лично нисколько не сомневаюсь, что на ее месте инфузория, будь она в силах держать авторучку, сподвиглась бы написать книжку уровня ничуть не худшего.
    На стр.191 мадам Криволапчук вот такое пишет: «Всем диким животным свойственна единственная реакция на человека — избегание, а в борьбу с человеком они вступают только тогда, когда нет никаких других шансов на спасение жизни».
    Надо же, какие они мирные! А с чего бы это совсем недавно в Индии дикие слоны опять пару деревень разрушили и с полсотни человек затоптали? Уж не потому ли, что не знали куда убежать от неожиданно напавших на них со всех сторон построек?
    Стр.351. Тут надо вспомнить основополагающий закон развития всего живого: «Орган создается функцией». Точно то же и со свойствами психики. Будь они хотя бы стопроцентно закреплены в генотипе, если они не тренируются в реальной жизни, если не закрепляются тем, что приводят к положительным результатам, они угасают сами по себе. Поэтому злобность или трусливость предков вовсе не служит приговором для их детей и внуков.
    Зачем же эволюционный закон впихивать в рамки онтогенеза? Ненаучно это! Да и разведения трусов никакими вывертами все равно оправдать не удастся.
    А возьмем стр.389, где говорится об использовании биополя собак в лечении людей. «В нашей стране первые попытки использования «жучкотерапии» относятся к началу семидесятых годов, когда доктор Ворошилов стал лечить самые разнообразные заболевания с помощью своей собачки по имени Жужа. Для большей эффективности воздействий у Жужи была хирургически удалена брыжейка, но впоследствии выяснилось, что в этом нет необходимости».
    Действительно, при чем тут брыжейка? Впрочем, по вопросу о том, какой орган у Жужи лучше было бы отрезать, можно долго и бесплодно спорить, поскольку область биоэнергетики не настолько хорошо исследована, чтобы ее можно было отнести к научной биологии. Правда, мадам Криволапчук на сей счет придерживается несколько иного мнения. Но мы пока эту тему затрагивать не станем, а перейдем к прочим пробелам в знаниях нашего зоопсихолога-недоучки. А не знает она в нашем деле толком ничего: ни основ собаководства, ни современной организации кинологической деятельности, ни принципов разведения, ни дрессировки и применения собак, ни — что всего печальнее — самого поведения собак. То есть, ничего даже из того, за что ей клиенты платят деньги.
    Доказательства? Пожалуйста! Для затравки — большая цитата, которую можно, на мой взгляд, считать квинтэссенцией всей книги. (Везде далее жирным шрифтом выделено мною).
    Стр.130. Замечательно, если уже к двум-трем месяцам щенок уверен, что самое безопасное место в мире — собственный дом и местечко у ног хозяина. Тогда в его распоряжении всегда имеется и надежное убежище, и верный и сильный союзник, способный спасти от любых врагов. В этом и заключается та самая защищенность, которая снижает силу стресса. Замечательно, если детеныш уже привык в любой острой ситуации бросаться к своему Человеку за помощью и объяснениями. И чем меньше непривычных для него происшествий, заставляющих искать защиты, тем лучше.
    К сожалению, в жизни наших собак все происходит совсем по-другому. Очень многие из них впервые попадают на улицу, в совершенно новый и пугающий мир, именно в возрасте страхов, когда все отрицательные эмоции усиливаются во много раз возрастной восприимчивостью. Вот и закрепляются детские страхи на всю жизнь, приводя к стойкой трусости, устранить которую крайне трудно. Во всяком случае, мне ни разу не удавалось сделать этого без применения той или иной формы гипноза.
    А ведь нередко именно испуги возраста страхов служат причиной необоснованной агрессивности взрослой собаки. Это происходит не только в тех случаях, когда хозяин, не понимая происходящего, оставляет щенка один на один с опасностями и собственными бурными эмоциями, но и тогда, когда человек начинает впоследствии перевоспитывать собаку насильственными методами, требуя от нее оборонительной активности и не прощая никаких проявлений страха. Чаще всего это происходит с собаками крупных и, как принято говорить, «строгих» пород. В угоду хозяину (его ведь она тоже боится, не понимая и не доверяя) собака ведет себя угрожающе, а то и идет в атаку, однако поводом для агрессивного поведения остается все тот же затаенный страх. Конфликт этих двух противоположных начал, достигающий все большего и большего размаха, чреват непредсказуемыми последствиями, вплоть до разрушительного действия на психику.
    Тут хватает всякой чепухи понемножку: похвал трусливому поведению щенка, гипнотического лечения собачьих фобий, непонимания принципов дрессировки и формирования поведения. А чего стоит мимоходом сделанная глупая рекомендация как можно сильнее обеднить среду выращивания и без того пугливого создания?
    Думаете, мои выводы слишком поспешны и резки? Ничуть. В подтверждение тому, на очереди более яркие примеры.

    -----------Продолжение------>


    Категория: Художественные | Рейтинг: 0.0/0

     

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Вход

    Поиск


    Форум

    Тема : Правила + karlazn2

    Тема : Начало работы davidjh4

    Тема : КИЕВ , потерянные и найденые с... Asgard

    Тема : Народные приметы MichaelOneno

    Тема : Темы и разделы CoffpypeBox

    Погода в Харькове

    Статистика












    Рейтинг сайтов о животных

    Rambler's Top100

    Сейчас на сайте